Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

olhanninen olhanninen

Рождественская сказка про Вареньку, любившую философию…

Ныне он не поэт, не писатель, не художник. Он программист,
двадцатичетырехлетний программист, проживающий в мире,
в котором тридцатилетних программистов не существует.
В тридцать лет человек уже слишком стар, чтобы быть программистом,
и потому он становится кем то еще – каким нибудь бизнесменом
– или пускает себе пулю в лоб. Лишь потому, что он молод, потому,
что нейроны его еще срабатывают более менее безотказно, и удалось
ему зацепиться в британской компьютерной индустрии, в британском
обществе, в самой Британии.
Д. М. Кутзее. Молодость


…столь сильно, что так и не смогла написать диплом…

- Э, ты чего начала про дуру-то? Ты ж сказку обещала, а кругом таких придурошных без дипломов, куда ни плюнь…
- Подождите с оценками, Варенька, конечно, была дурочка, но одновременно умница, и диплом она защитила на отлично, только…
- Сперла что ли? Купила? Ну, тады, давай, рассказывай…
- Нет, не сперла и не купила, все было сложней, но и проще… Слушайте…
…Давным-давно, в некотором царстве, в тридесятом государстве жила-была Варенька, которая любила философию с детства. И писать диплом по отчужденному сознанию, которое полюбила ненамного позже, она начала за год до его защиты, хотя собирала материалы с тех пор, как стала писать курсовые с третьего курса.
Собирала, в свою норку книжки-конспекты-карточки носила, в библиотеках юные годы просиживала, но - ни тпру, ни ну: не пишется диплом, хоть тресни и вся из себя на - что хочешь - изойди.

Дело в том, что бывают такие времена, когда реклама, ну просто везде. А реклама была тогда марксистско-ленинская: и со всех стенок смотрит, и в зубах навязла, и речь кашей тормозит, и мозги засоренные замораживает. Вроде и начиталась Варенька умных книжек разных, а хочет что-то сказать и не может…
Read more...Collapse )
…Ну, вот и сказке конец, а кто слушал – молодец.
Особенно те, кому понравилось, хорошие же люди всегда и везде есть…

sky

Отрывки из книги А.А. Закружного "Как это было" (продолжение)

Давно отгремели бои, поросли травою окопы,
нет полевых почт, но навсегда в наших сердцах
останется Ваш подвиг, Ваши героические дела.

Из поздравления с Днем Победы



Семен Иванович Губаревич


В экономическом институте один за другим вспыхивали острые конфликты, ломались судьбы талантливых ученых и педагогов. Барометр нравственной атмосферы опустился ниже средней, и без того невысокой, отметки. Особенно душно стало в науке се одержимым энтузиастам. Среди них оказался и Семен Иванович Губаревич.

Читать дальшеCollapse )

sky

Отрывки из книги А.А. Закружного "Как это было"


О том, как воевали ветераны Великой Отечественной войны написано много книг. Но практически нет книг о том, как сложились их личные судьбы после войны, как они боролись за свободу слова, против протекционизма и коррупции.
Книга, отрывки из которой мне хотелось бы здесь опубликовать – публицистическое исследование морального климата и судеб ветеранов войны, работающих в вузах и научно-исследовательских институтах республики в 1970-1980-е годы. Тогда в КПСС все было засекречено, все протоколы и постановления партийных органов были под грифом "секретно" или "совершенно секретно", что-бы без их ведома и согласия (допуска) никто не мог ознакомиться с документами, хотя в них часто речь шла об утверждении или освобождении чиновников от занимаемых номенклатурных должностей или о представлении их к награждению грамотами и т.п.
В партархиве от исследователя требовали отношение с места работы за подписью руководителя с указанием темы, периода и цели исследования. А также требовали, чтобы он имел общую тетрадь (пронумерованную и прошнурованную), в которую он обязан был заносить все выписки из архивных документов. В конце рабочего дня исследователь должен был оставлять эту тетрадь в специальном шкафу архива, чтобы заведующий читальным залом мог проверить, что вы выписали из архивных материалов. Исследователь, подготовивший издание с использованием архивных документов, обязан представить в архив экземпляр издания. На бланках протоколов и постановлений партийных комитетов типографским шрифтом было напечатано: "Лицо, получившее постановление партийного комитета, не может знакомить с ним других лиц, не имеющих прямого отношения к выполнению данного постановления. Постановления надлежит хранить в металлическом шкафу (сейфе). Не разрешается перепечатывать постановления, ссылаться на них в открытой печати и публичных выступлениях, передачах по телевидению и радио, а также в документах советских, профсоюзных, комсомольских и хозяйственных органов". Словом, все было засекречено и запрещено, даже для коммунистов свобода мысли, слова и печати была за семью печатями" Уже во время перестройки, когда, казалось, гласность, свобода слова и печати не на словах, а на деле получили право на жизнь, автору с трудом удалось ознакомиться в архивах с протоколами и некоторыми другими решениями партийных органов республики.
Материалы для книги я собирал много лет. Часто, под разными предлогами, мне отказывали в них. Книга написана на большом фактическом материале. В ней использованы сотни документов. Чтобы не быть голословным, в ней даны ссылки на эти документы, архивы и т. п. В книге речь идет о подлинных событиях. Автор сам являлся участником и свидетелем многих из них.
Чтобы шире отразить плюрализм мнений, я стремился как можно чаще давать слово участникам и свидетелям описываемых событий.
В книге сделана попытка, без ретуши показать изнутри институтскую жизнь. Мне самому не раз приходилось сталкиваться с закулисными "играми" партийно-государственной номенклатуры. Пишу об этом для того, чтобы люди знали о них и чтобы такие "игры" впредь не повторялись. Из прошлого надо извлекать уроки и делать выводы. Не зная прошлого, нельзя построить лучшее настоящее и будущее.

А.А. Закружный

Глава "Поломанные судьбы"

За прожитые годы Вы много сделали для становления нашей Отчизны.
В годы Великой Отечественной войны –
с оружием в руках, не щадя жизни, Вы сражались за Родину.
В послевоенные годы – активно участвовали в восстановлении
народного хозяйства и могущества нашей Родины.

Из поздравления с Днем Победы.


Иван Антонович Басманов родился в семье служащего. Его отец работал на металлургическом заводе, мать – домохозяйка.
Семья отца состояла из девяти детей: четырех сыновей и пяти дочерей.
В 1934 году умер отец. К этому времени Басманов окончил восемь классов средней школы. После смерти отца он вынужден был оставить школу и пойти работать, чтобы помочь матери растить младших детей. Одновременно поступил учиться в вечернюю школу рабочей молодежи.
В 1938 году Басманов призван в армию. После демобилизации в 1940 году он снова поступает в вечернюю школу, которую так и не удалось ему окончить, началась Великая Отечественная война.
Читать дальше...Collapse )
White House

Пьющие школьники учатся хуже чем непьющие

Часто слышу что в сссссре детям алкоголя не давали, не продавали, да и вообще пионэры даже и не знали что это такое. Ну вы в курсе.

Однако.

Как-то сфотографировал такой плакат.


Судя по стилю плакат 50х-60х годов.

Выходит не только детям давали бухло, но были даже пьющие дети. Как миниму десять. :) И как миниуму трое из них даже умудрялись хорошо учиться. Одна пьющая девочка и два пьющих мальчика. :)
Eto_ja

Ай да парень!

В последнее время сильно подсел на станцию Онлайн радио СССР 50-70 на 101. Какие песни, какие голоса были! Послушаешь сейчас Русское радио и вместе с рвотным позывом лезут различные идеоМАТические выражения относительно репертуара, "голосов" и вообще...
Раз шопил карточки и вдруг слышу, передают давно забытую, а когда-то гремевшую песнь "Паренёк". Зуб даю, 99% современников даже слыхом не слыхивало о таком креативе! Долго не мог отыскать в сети звукового файла и вот сегодня ночью сподобился! В блоге bujhmа замечательный пост Пластинки "на рёбрах" - 3. Потрясающие заметки о стилягах и вообще о тех временах. Там и песню про непутёвого стилягу Костю обнаружил...

Карикатуры в журнале "Крокодил" изображали прыщавых тонкошеих подростков в светлых пиджаках с огромными плечами, узких брючках-дудочках, башмаках на толстой светлой подошве (манке), с напомаженным коком и папироской. Причем стилягами были не только мальчики, но и девочки с 6-тимесячными завивками и в ярких платьях с намеком на декольте.
Но стилем была не только вызывающая одежда, но и поведение, что выражалось в манере двигаться и танцевать. Это примерно то, как танцует молодежь сейчас. Тогда это производило шокирующее впечатление на учителей и возбуждающее на нас, смиренных учениц в форменной школьной одежде (коричневое шерстянное платье ниже колен, черный сатиновый передник, белый кружевной воротничок-стойка, туфли без каблуков, косички с темными бантиками, прям-таки гимназистки)



Ай да парень! (В трёх экземплярах!)Collapse )
1

О культуре или дьявол в деталях

Виртуальный СССР ( "все, что было не со мной - помню"):
(спекулянтов практически не было, их сажали)

"По случаю праздника мама с папой сходили в Большой театр на балет по 3 рубля билетик (они уже были в этом месяце на местах похуже, на опере - за 2 рубля). А двум детям купили по книжке - 1 рубль каждая. И себе по одной - за ту же цену. На следующий день всей семьёй гуляли в Кремле и смотрели соборы (бесплатно). В следующие выходные родители отправились в драмтеатр (партер, 1-80 за билет), а бабушка отвела детей в кино на детский сеанс (по 10 копеек). В воскресенье в кино ходили сами родители (50 копеек билет). В следующие дни отдыха семья посетила Кремлёвский Дворец Съездов - там балет Большого театра "Чиполлино" с Марисом Лиепой - в 12 часов дня, 5 билетов по 20 копеек. В последнюю субботу месяца все вместе сходили в Третьяковку (40 копееек), а в воскресенье родители опять побывали в театре, драматическом (рубль билет)."Read more...Collapse )

Липка

Её звали Олимпиада, но все, конечно, называли её Липкой. Она и была, как липка - стройная, светлая, чуть отстранённая от окружающего мира.

Липка была детдомовской.дальшеCollapse )

Женька

Женька была настоящим пацаном.
Нет, конечно, она была девочкой, но для нас, сорванцов, "настоящий пацан" - это была похвальба и каждый смог бы так назвать Женьку, не слукавив.
Read moreCollapse )
Профиль

Советская Азия: воспоминания

http://www.duel.ru/200515/?15_1_1
Солнечным майским утром 1968 г. выпускницы Боровичского педучилища в последний раз собрались все вместе в стенах своей альма-матер для того чтобы получить распределение. Всего четыре года назад молодые девчонки съехались в Боровичи из различных городов, поселков и деревень Новгородской области. Время пролетело незаметно, и вот учеба позади, а впереди дорога длиною в жизнь.

В актовом зале училища на столе лежала огромная карта Советского Союза, на которой были отмечены три региона: республика Коми, Западная Сибирь и Узбекистан. Именно там нам предстояло начать свою педагогическую деятельность. Обычно выпускники нашего педучилища распределялись на работу в школы Новгородской области, где родились и выросли, однако в 1968 г. почти весь выпуск был направлен в различные регионы Советского Союза. Очевидно, в Москве было принято решение укрепить кадрами школы этих отдаленных регионов.

Распределение проходило следующим образом: нам предложили на выбор регион, при этом учитывали пожелание тех, кто хотел работать вместе. За время учебы в училище я подружилась с Любой Федоровой - решили не расставаться и впредь.

Вообще говоря, мы совершенно не представляли себе, что может ждать нас на новом месте работы, поэтому и выбирали это место скорее по наитию. Да и думать особо долго времени у нас не было. Лично у меня не было никаких особых предпочтений, равно как и предубеждения к тому или иному региону. К тому времени моя многочисленная родня уже разбрелась по всему Советскому Союзу. Старший брат Анатолий, отслужив армию, успел поработать в леспромхозе в Томской области, и от этого Сибирь не казалась мне совсем чужой. Другой брат, Виктор, жил в Ленинграде, старшая сестра - в Москве. Тетя Аня, тоже педагог, работала в Казахстане, а двоюродный брат Михаил - в Донбассе.